Боже, — прошептала я.

Что такое, ma petite?

Я покачала головой. Если спросить, как у него это получается, он лишь улыбнется.

— К чему все эти вопросы, Жан-Клод? Почему тебя волнуют мои взгляды на жизнь?

Ты мой человек. — Он поднял руку, отметая мое автоматическое возражение. — Я начал процесс превращения тебя в своего слугу, и мне хочется лучше тебя понимать.

Разве ты не можешь просто… почувствовать мои эмоции, как у этих людей на улице?

Нет, ma petite. Я могу чувствовать твое желание, но кроме этого — почти ничего. Поставив тебе свои метки, я потерял такую способность.

Так ты не можешь читать мои мысли?

Нет.

Это действительно приятная новость Боже, — прошептала я.. Ему не обязательно было мне об этом рассказывать. Так почему же он рассказал? Жан-Клод никогда ничего не делает просто так. Тут были какие-то подводные течения, которых я не замечала. Я покачала головой:

Ты здесь сегодня только затем, чтобы меня прикрывать. И не надо ничего делать, пока я об этом не попрошу, хорошо?

Чего не делать?

Не причинять никому вреда, пока нам не попытаются его причинить.

Он кивнул. Лицо его стало очень торжественным. Почему мне все время кажется, что в каком-то темном уголке своего разума он надо мной насмехается? Отдавать приказы Мастеру вампиров. Наверное Боже, — прошептала я., это смешно.

На улице было чрезвычайно шумно. Из каждого второго здания ревела музыка. Каждый раз разная, но всегда громко. Вспыхивали и гасли неоновые буквы. «Девочки, Девочки, Девочки. Без лифчиков». «Поговори с голой женщиной своей мечты». Фу.

К нам подошла высокая стройная негритянка. На ней были лиловые шорты, такие короткие, что больше напоминали бикини. Ноги и задница обтянуты черными колготками в сеточку. Весьма откровенно.


documentacngzhx.html
documentacnhgsf.html
documentacnhocn.html
documentacnhvmv.html
documentacnicxd.html
Документ Боже, — прошептала я.