Мольба о чуде

Несколько лет назад писатель и поэт Майя Анджелу узнала, что ее единственному сыну, Гаю, предстоит тяжелая хирургическая операция. Еще раньше он сломал шею, а теперь начались осложнения. Тогда Майя взмолилась о чуде. Здесь мы пересказываем се историю.

Я тотчас отправилась в Сан-Франциско, чтобы быть рядом с сыном. Поскольку операция была назначена на раннее утро, я решила заехать в церковь, чтобы помолиться. Я и раньше бывала в миссии Долорес в моменты, когда мне требовались помощь и душевные силы, например когда была беременна Гаем и хотела, чтобы это не помешало мне закончить колледж. Я вставала на колени перед статуей Девы Марии и Мольба о чуде молилась. Теперь я молила Бога спасти моего сына и продлить его жизнь.

Операция длилась шесть часов.

— Все прошло успешно, — объявил хирург, выходя из операционной.

Я ждала именно этих слов и с трудом справилась с нахлынувшими на меня чувствами. Я немедленно позвонила сестре, чтобы сообщить хорошие новости. Я пробыла в больнице до вечера, а потом отправилась в отель. Ближе к полуночи раздался звонок.

— Миссис Анджелу? — спросил голос доктора. У меня замерло сердце. — Гаю стало плохо. Мы теряем его. Сейчас он в операционной. Оставайтесь в отеле, чтобы мы могли с вами связаться.

Я понеслась в больницу. Я побоялась подняться на Мольба о чуде этаж, где проходила операция. Вместо этого я направилась к двери в палату сына. Я ходила взад-вперед по коридору, считая шаги. Открытая дверь палаты снова и снова напоминала мне, в какой спешке Гая увезли в операционную. Я ходила по коридору, словно это могло помочь врачам спасти моего сына.

Вдруг мне показалось, что я вовсе не с больнице. Мне показалось, что я увязаю в зыбучих песках. Светлая сухая пыль забивалась мне в глаза и в рот, открытый для крика. Наверное, что-то похожее чувствовал в тот момент мой сын.

— Держись! — изо всех сил хрипела я. — Держись за жизнь! Не Мольба о чуде смей умирать, слышишь!

Когда хирург подошел ко мне, я заметила темные круги под его глазами.

— Миссис Анджелу, мне очень жаль. Нам удалось спасти вашего сына, но отныне он полностью парализован.

— Спасибо, — только и смогла прошептать я.

Я спустилась в зал ожидания и сидела там до тех пор, пока не проснулся Гай.

Когда я приблизилась к его кровати, то с ужасом увидела все эти трубки, торчащие из него, словно иглы из испуганного дикобраза. Сын беспомощно смотрел на меня.

— Мама, — шевельнул он сухими губами. — Произошло самое страшное. Я парализован.

— Это только пока, сынок...

— Я знаю, что ты жалеешь меня и не хочешь Мольба о чуде, чтобы я знал, как все плохо, ведь я твой единственный ребенок. Ноя не могу остаток дней провести прикованным к больничной койке. — Его зрачки расширились. — Мама, прошу тебя, если нет шансов на выздоровление, окажи мне услугу. Я знаю, что ты моя мать, и жестоко просить тебя об этом... прошу тебя, просто отключи меня. Я умоляю тебя. Сделай это, если у меня нет шансов.

— Дорогой мой, — твердо сказала я, — о каких шансах ты говоришь? Ты выздоровеешь, ты будешь ходить, играть в баскетбол и плавать, понятно тебе?! И только от тебя зависит, получится это или нет!

Я не замечала, как странно звучит наш разговор Мольба о чуде. И вдруг faii засмеялся.



— Не пугай других больных, мама, — сказал он. — Зачем же так кричать?

А затем был разговор с врачом.

— Миссис Анджелу, в спинном мозге вашего сына застрял сгусток крови. Мы пытались удалить его. Вы знаете, что операция длилась восемь часов, но нам не удалось ничего сделать. Ваш сын больше никогда не сможет ходить. Вам придется смириться с этим.

— Я не спрашиваю вашего мнения, — ответила я. — Я сама вам скажу, что будет с моим сыном. Он выйдет из этой больницы на своих ногах, сам. Я знаю, и спасибо за это Господу.

— Успокойтесь. Мы понимаем вашу... — начал Мольба о чуде один из санитаров.

— Вы просто не можете знать, — пояснила я, улыбаясь. — Зато я знаю. Я верю в исцеление, я знаю, что это возможно. Я не могу объяснить вам происхождение этой уверенности. Не надо ничего говорить.

В моей голове постоянно крутились слова: «Ты выздоровеешь, ты будешь ходить...» Они рефреном повторялись снова и снова, словно и не я произнесла их тогда у кровати сына. Мне казалось, что эти слова повторяет бесконечный хор голосов. У меня был выбор — поверить в то, что это знак Господа, или прийти к выводу, что я сошла с ума. Я выбрала первое.

Два последовавших дня я Мольба о чуде обзванивала друзей и родственников.

Я позвонила сестре и велела ей собрать группу молящихся, чтобы они просили Бога за моего сына. Я позвонила подруге-иудейке, чтобы она собрала знакомых в синагоге. Мой приятель-католик тоже согласился мне помочь.

— Собирайте всех, — просила я. — Думаю, это важно. Вечером я молилась в зале ожидания, когда вошла медсестра.

— Миссис Анджелу, — сказала она торжествующе, — ваш сын только что пошевелил пальцами ног.

Мы поднялись в палату Гая. Он улыбался во весь рот и действительно шевелил пальцами! Со слезами на глазах я вознесла благодарственную молитву Богу.

На другое утро я снова пришла к сыну.

— Мама, спасибо за твою Мольба о чуде веру, — сказал Гай. — Именно она спасла меня. Теперь я знаю, что сам выйду из больницы, своими ногами.

Так и произошло. Два месяца спустя мы с Гаем покинули больницу. Отныне я знаю, что вера творит чудеса. Я не сомневаюсь. Я просто знаю.

Майя Анджелу Записали Шерри Рут Андерсон и Патриция Хопкинс


documentacmvplp.html
documentacmvwvx.html
documentacmwegf.html
documentacmwlqn.html
documentacmwtav.html
Документ Мольба о чуде