Они живут среди нас. Это наши соседи, матери, возлюбленные. Они меняются. Клэр Форрестер внезапно осознает, насколько она не похожа на других людей, когда к ней в дом врываются агенты правительства 24 страница

Глава 49

Питер — водитель грузовика. В основном он работает на «Амазон» — возит контейнеры, забитые книгами, дисками, одеждой и прочим барахлом, которое обычно заказывают по Интернету. Но иногда Питер подрабатывает на стороне, ему случается принимать груз в доках или с поездов. Несколько лет назад за сорок четыре штуки Питер купил собственный грузовик — фрейтлайнер 2007 года, модель «Колумбия 120». Рядом с этим громадным белым динозавром, увенчанным серыми рожками выхлопных труб, даже его собственный дом кажется маленьким. Коробка передач на десять скоростей, пневматическая подвеска, два спальных места в кабине, пятьсот пятнадцать лошадиных сил и задний мост, способный выдержать вес в сорок тысяч фунтов. Пробег — больше пятисот миль Они живут среди нас. Это наши соседи, матери, возлюбленные. Они меняются. Клэр Форрестер внезапно осознает, насколько она не похожа на других людей, когда к ней в дом врываются агенты правительства 24 страница, в основном в пределах родного штата, но машина выглядит как новая. Питер регулярно полирует своего любимца, иногда даже разговаривает с ним, проводя тряпкой по решетке гигантского радиатора, смахивая дохлых жуков с зубов своего динозавра.

Эти люди сами ему позвонили. Сказали, что номер нашли через базу водителей-фрилансеров. Им нужно было первого ноября забрать контейнер в доках и отвезти его куда-то в Олимпию. Как раз после Хеллоуина, после всей этой суеты с переодеванием, детишками в карнавальных костюмах и обертками от конфет, когда пустые тыквы на крылечках, похожие на беззубых стариков, начнут проседать внутрь. Туда и обратно — всего каких-то сто Они живут среди нас. Это наши соседи, матери, возлюбленные. Они меняются. Клэр Форрестер внезапно осознает, насколько она не похожа на других людей, когда к ней в дом врываются агенты правительства 24 страница двадцать миль. Да, ответил Питер, он готов, нет проблем.

Они сказали, это плевая работенка. Так и есть. Но вот что забавно — деньги-то платили совсем не плевые. Три штуки за три часа работы. Услышав, о какой сумме идет речь, Питер замолчал. А голос на том конце, визгливый, словно неисправные тормоза, добавил: «Мы были бы весьма признательны, если бы все было конфиденциально».

Питер знает: лучше ни о чем не спрашивать. Бабки ему пригодятся. Он ведь именно поэтому и занимается подработкой, иногда даже пашет по шестьдесят часов в неделю. В «Уолмарте» есть просто шикарные плазменные телевизоры. Он давно такой себе Они живут среди нас. Это наши соседи, матери, возлюбленные. Они меняются. Клэр Форрестер внезапно осознает, насколько она не похожа на других людей, когда к ней в дом врываются агенты правительства 24 страница присматривает. Там картинка даже лучше, чем в жизни.

Но на душе у Питера все равно неспокойно. Ему в трейлер загружают заржавленный оранжевый контейнер, пропахший океаном. Питер машет из окна кабины погрузчикам, трогается с места, проезжает мимо полицейских машин, которые всегда стоят возле пункта охраны и выборочно проверяют грузы. А что, если он по уши вляпался в дерьмо? Судя по всему, груз легкий. Может, он бомбу везет, или шлюх, или десять упаковок «герыча». А вдруг его накроют? Тогда он окажется в полном дерьме.



Питер выключает приемник, чтобы подумать в тишине, и вдавливает педаль газа. Хорошо бы поскорее выполнить Они живут среди нас. Это наши соседи, матери, возлюбленные. Они меняются. Клэр Форрестер внезапно осознает, насколько она не похожа на других людей, когда к ней в дом врываются агенты правительства 24 страница эту работенку и успеть домой к началу футбольного матча. Уже вечер, начало шестого, доки только что закрылись, матросы повалили в бары, хлещут пиво кувшинами, пьют виски. Солнце село. Ветер крепчает. Питер это чувствует: при сильных порывах грузовик чуть покачивает. Приходится постоянно подкручивать руль, даже рука заныла.

У него есть навигатор, но он еще раньше посмотрел адрес в Интернете. Пустая площадка где-то у черта на куличках, рядом со свалкой. Тот мужик по телефону предупредил, что она огорожена сетчатым забором, но ворота будут открыты. Так и есть — замок открыт, похожая на коготь щеколда болтается. Пространство площадью где-то четверть акра, засыпанное камешками Они живут среди нас. Это наши соседи, матери, возлюбленные. Они меняются. Клэр Форрестер внезапно осознает, насколько она не похожа на других людей, когда к ней в дом врываются агенты правительства 24 страница; с одной стороны — свалка, с трех остальных — лес. На ограде кое-где висит мусор. За забором стоят несколько грузовиков и машин, между колес у них пробиваются сорняки. Питер проезжает по оставшимся еще с прошлого дождя лужам. Ну что же, здесь так здесь.

Он глушит мотор, вылезает из кабины и массирует кулаками поясницу. В позвоночнике будто засели скользкие шарики. Больно, и с каждым годом болит все сильнее, иногда утром с кровати не встать. На свалке гудит натриевый фонарь. Необычайно тепло, в такую погоду можно в футболке ходить, даже жарковато, пожалуй. Что-то там с давлением, куда-то что-то Они живут среди нас. Это наши соседи, матери, возлюбленные. Они меняются. Клэр Форрестер внезапно осознает, насколько она не похожа на других людей, когда к ней в дом врываются агенты правительства 24 страница подуло не туда — то ли циклон, то ли антициклон, кто их разберет, но обычно добром это не кончается.

И тут Питер слышит, как в контейнере кто-то шевелится. Или это ему только показалось? Трудно сказать наверняка, ведь громко свистит ветер, шелестит трава, скрипит под ногами щебенка. Водитель останавливается, наклоняется к контейнеру и некоторое время выжидает.

Вот опять. Какой-то скрежет, будто напильником водят по металлу.

В газетах часто печатают разные истории о секс-рабынях из России, которых перевозят морем: задыхающихся, посиневших, набитых, словно селедки в бочку. Питер от души надеется, что его не втянули во что-то подобное. Не Они живут среди нас. Это наши соседи, матери, возлюбленные. Они меняются. Клэр Форрестер внезапно осознает, насколько она не похожа на других людей, когда к ней в дом врываются агенты правительства 24 страница хотелось бы вляпаться в какое-нибудь дерьмо.

Водитель прекрасно понимает, что нужно быстренько убираться восвояси, бросить тут этот контейнер и сваливать. Но его одолевает любопытство. Он обходит контейнер сзади и открывает запор. Потом с полминуты стоит, изо всей силы стиснув ручку. После чего говорит: «Какого черта!» — и распахивает дверь. Внутри в два ряда стоят картонные коробки.

На них наклейки с названием какой-то фармацевтической компании и надписью «Йод». Между рядами убегает в темноту узкий проход.

— Эй, есть тут кто? — кричит Питер.

Он сейчас чувствует себя ну в точности героем фильма ужасов: там какой-нибудь кретин непременно лезет зачем-то в Они живут среди нас. Это наши соседи, матери, возлюбленные. Они меняются. Клэр Форрестер внезапно осознает, насколько она не похожа на других людей, когда к ней в дом врываются агенты правительства 24 страница страшный подвал, когда всем ясно, что нужно со всех ног улепетывать к машине и жать на газ.

На брелоке у Питера болтается фонарик. Луч света он отбрасывает белый, но не очень яркий. Водитель забирается в контейнер и протискивается вперед, шурша картонными коробками. Приходится идти боком, втягивая толстое пузо, но все равно он еле пролезает. Тут, видимо, есть где-то фальшивая стенка, отгораживает, наверное, футов десять. Ага, точно! Питер стучит по ней кулаком, раздается громкий глухой звук.

— Э-ге-гей, есть тут кто? — Голос звучит неестественно громко и кажется каким-то чужим.

Питер водит туда-сюда фонариком, и вот Они живут среди нас. Это наши соседи, матери, возлюбленные. Они меняются. Клэр Форрестер внезапно осознает, насколько она не похожа на других людей, когда к ней в дом врываются агенты правительства 24 страница наконец луч высвечивает слева небольшое квадратное углубление. Видимо, откатная дверь.

Питеру немного страшно, но он почему-то думает, что там, за стеной, его поджидает толпа шлюх. Вроде тех, с которыми он иногда болтает по Интернету. Все такие в татуировках, в красном кружевном белье, с сиськами-имплантатами, крашеные блондинки с отросшими черными корнями волос. Именно поэтому в следующие несколько минут Питер старательно перетаскивает коробки подальше от фальшивой стенки. А каждая весит фунтов по двадцать, внутри вроде пилюли в пластиковых бутылках, судя по звуку. Он громко сопит и весь взмок. Давно пора заняться спортом, это Питер говорит себе каждый день Они живут среди нас. Это наши соседи, матери, возлюбленные. Они меняются. Клэр Форрестер внезапно осознает, насколько она не похожа на других людей, когда к ней в дом врываются агенты правительства 24 страница. Надо будет на эти деньги купить вдобавок к телику один из тех тренажеров, «Бауфлекс», как в рекламе. Поставит его перед плазменным экраном и будет тренироваться и заодно смотреть спортивный канал. Питер воображает себя с подтянутым животом, рельефными мышцами, как у актеров. А рядом восхищенно любуется его новым телом одна из тех русских шлюх в кружевных трусиках. Может, она его ждет, сидит там сейчас за этой стенкой.

Наконец все коробки убраны. Показалась низенькая дверца. Запыхавшийся Питер пытается выровнять дыхание. Дважды стучит, ждет ответа. Ничего. Тогда он опускается на колени и прижимается к двери ухом. Металл холодит щеку. То ли там действительно кто Они живут среди нас. Это наши соседи, матери, возлюбленные. Они меняются. Клэр Форрестер внезапно осознает, насколько она не похожа на других людей, когда к ней в дом врываются агенты правительства 24 страница-то есть, то ли это просто ветер воет снаружи.

Питер осторожно нажимает на ручку. Дверца со скрипом открывается. Ну и запах: не то олений помет, не то мокрая псина или стоячая вода в канаве. Отверстие темнеет черным прямоугольником. Питер пытается высветить хоть что-то своим фонариком. Раздается какое-то невнятное шарканье. Ближе. Из мрака, словно изображение, проявляющееся на фотопленке, постепенно вырисовывается фигура.

— Боже! — Больше ничего Питер сказать не успевает.

Фонарь гаснет. Гремит гром, и шуршит ветер. В нем чувствуется запах залива Пьюджет-Саунд: вонь водорослей, что растут в доках и на скалах, длинных, похожих на пучки волос, которые Они живут среди нас. Это наши соседи, матери, возлюбленные. Они меняются. Клэр Форрестер внезапно осознает, насколько она не похожа на других людей, когда к ней в дом врываются агенты правительства 24 страница достали из слива в раковине. Где-то скрипят ржавые петли, хлопает дверь. По щебню скользит полиэтиленовый пакет, но вот он взлетает и уносится ввысь, в клубящиеся тучи. Весь мир будто трепещет.

На огороженную сеткой площадку въезжает черный «форд-экспедишн», из него выходят Джонатан Пак и Моррис Магог. Пак останавливается, скрестив руки на груди. У Магога в руках костюм на вешалке. Костюм сшит на заказ и на фоне гиганта кажется детским. Рыжую бороду и черный кожаный плащ Морриса развевает ветер.

Внутри контейнера какое-то шевеление. Раздаются шаги: кто-то идет по металлическому полу с громким стуком, напоминающим цоканье копыт. А потом появляется Они живут среди нас. Это наши соседи, матери, возлюбленные. Они меняются. Клэр Форрестер внезапно осознает, насколько она не похожа на других людей, когда к ней в дом врываются агенты правительства 24 страница голый старик. Весь в крови. Он не рычит, не делает попытки стыдливо прикрыться. Совершенно спокойно спрыгивает на землю и идет к ним. Спина прямая, на лице играет улыбка. Один глаз у него покалечен, а во втором виднеется огромный расширенный зрачок, похожий на частичку пепла. Это от долгого сидения в темноте.

— Ну, наконец-то.

— Хозяин, — с поклоном приветствует его Пак.

Глава 50

Патрик сидит на твердом, как камень, черепе. Несколько минут назад он доел обуглившийся кусок мяса, который Пабло поджарил на огне. В голове теперь немного прояснилось. Он не затем поехал на другой конец света и сдался в добровольное рабство Они живут среди нас. Это наши соседи, матери, возлюбленные. Они меняются. Клэр Форрестер внезапно осознает, насколько она не похожа на других людей, когда к ней в дом врываются агенты правительства 24 страница на четыре года, чтобы теперь безропотно умереть или подчиниться шавке вроде Остина. Отец ему ничем помочь не может. Он сломался, в разных смыслах этого слова. Теперь привычные роли переменились: решения принимать должен Патрик.

Ему больше всего на свете хочется сейчас сжаться, превратиться в маленькую черную точку, ни о чем не думать. Пусть течение несет его, пусть прибьет к какому-нибудь другому берегу, где можно все начать сначала. Но он не может себе этого позволить, нужно действовать. Что, если вскочить, броситься вперед — далеко ли он сумеет убежать? Но там, в пещере, вдали от света и очага, царит бесконечная ночь, там Они живут среди нас. Это наши соседи, матери, возлюбленные. Они меняются. Клэр Форрестер внезапно осознает, насколько она не похожа на других людей, когда к ней в дом врываются агенты правительства 24 страница зрение ничем не может ему помочь, только осязание, обоняние и слух. А эти люди хорошо ориентируются в темноте, знают это место, его сразу же догонят и схватят. Нужно искать другой способ.

— Папа?

— Что? — отзывается отец, по-прежнему уставившись в пламя очага.

— Я знаю про маму.

— Я так и подумал.

— И знаю, чем ты занимался.

Отец наконец поднимает взгляд, его глаза вспыхивают, или просто в них отражается огонь.

— Пап, а далеко отсюда Туонела?

Отец отвечает шепотом, и Патрику не удается толком расслышать, что он сказал — «недалеко» или «нелегко». Гэмбл-старший вытаскивает из нагрудного кармана черную записную книжку и Они живут среди нас. Это наши соседи, матери, возлюбленные. Они меняются. Клэр Форрестер внезапно осознает, насколько она не похожа на других людей, когда к ней в дом врываются агенты правительства 24 страница протягивает ее сыну:

— Держи.

Патрик прячет ее в тот же карман, где лежат распечатки отцовских писем.

— Пап, я хочу помочь. Что делать? Что я должен сделать, чтобы помочь?

Отец наклоняется к нему, но тут же отдергивает голову.

— О чем это вы там шепчетесь? — грозно спрашивает Остин. Он сидит далеко от огня, прислонившись спиной к стене. Рядом на полу стоит керамический кувшин. — Смотрите у меня, не вздумайте секретничать. — На губах у него повисла ниточка слюны. — Никаких секретов, ясно вам?

Патрик смотрит в огонь, и внутри его начинает разгораться пламя. Словно там пук сырой соломы, от которого поднимается тонкая струйка дыма. Скоро Они живут среди нас. Это наши соседи, матери, возлюбленные. Они меняются. Клэр Форрестер внезапно осознает, насколько она не похожа на других людей, когда к ней в дом врываются агенты правительства 24 страница все вспыхнет. Нет, так нельзя, нужно держать себя в руках.

Остин прокашливается. Одежда на нем грязная и мятая, но он аккуратно расправляет складки на рукаве и снимает пылинки и сосновые иголки.

— А если ты, парень, задумал сбежать, то даже не надейся. Ты никуда отсюда не денешься.

— Отпустите меня, я никому не скажу. Честное слово.

— Кто тебя знает. Рисковать мы не можем.

— Я никому не скажу. Честное слово.

— Повторяй не повторяй, толку все равно мало.

— Я могу забрать у вас отца, без него вам будет легче. Могу послать весточку вашим родным, сообщить, что вы живы. Мне можно доверять.

Остин поднимает кувшин двумя Они живут среди нас. Это наши соседи, матери, возлюбленные. Они меняются. Клэр Форрестер внезапно осознает, насколько она не похожа на других людей, когда к ней в дом врываются агенты правительства 24 страница руками и подносит его к губам. Там внутри плещется какая-то жидкость, видимо самогон, который ликаны стащили у кого-нибудь с заднего крыльца.

— Доверять нельзя никому! — Он поднимает указательный палец и продолжает высоким голосом, передразнивая действующего президента: — Мы строим дороги, мы бомбим дома. Ликаны могут вести нормальную жизнь, если им позволить, ликанов нужно накачать наркотиками и посадить на привязь, как собак, ведь они же и есть собаки. Все люди равны, но ликаны не люди. Они не такие, как мы, они принадлежат к другому биологическому виду, а потому ни о каком равноправии и речи быть не может Они живут среди нас. Это наши соседи, матери, возлюбленные. Они меняются. Клэр Форрестер внезапно осознает, насколько она не похожа на других людей, когда к ней в дом врываются агенты правительства 24 страница.

— Остин, пожалуйста, отпусти меня. Это будет мудрое решение, и ты не пожалеешь.

— Твой отец постоянно твердит, что молодежь не умеет слушать. Тебе придется этому поучиться. Пойми ты наконец своей глупой башкой: мы все теперь в одной лодке. Я тебя сюда не звал. Ты сам пришел.

У Патрика в голове крутится добрая сотня резких фраз, которыми можно ответить наглецу, но он сдерживается. Воцаряется молчание. Громко трещат дрова в очаге. Юноша провожает глазами кружащиеся в воздухе хлопья пепла и вдруг замечает в потолке светлое окошко. Там, снаружи, еще день. Сколько он здесь пробыл? Может, час, а может, и сутки.

— Ты что Они живут среди нас. Это наши соседи, матери, возлюбленные. Они меняются. Клэр Форрестер внезапно осознает, насколько она не похожа на других людей, когда к ней в дом врываются агенты правительства 24 страница там, решил в одиночку весь кувшин выхлестать? — спрашивает Пабло. — Пусти его по кругу, не забывай о товарищах.

Остин, в последний раз глотнув, встает. Колени у него болезненно щелкают. Он пытается скрыть свою хромоту, но Патрик-то видит, с каким трудом бывший солдат ковыляет к очагу. Одежда висит на нем как на вешалке. На штанах сзади большая заплатка из шкуры, очень похоже на подгузник.

Патрик быстро оглядывается по сторонам. Отец наблюдает за ним. Чернокожий Джесси спит: его грудь мерно поднимается и опускается. Автомат у стены никто не охраняет. Остин шлепает кувшин на колени к Пабло и объявляет, что ему нужно отлить. Дважды Они живут среди нас. Это наши соседи, матери, возлюбленные. Они меняются. Клэр Форрестер внезапно осознает, насколько она не похожа на других людей, когда к ней в дом врываются агенты правительства 24 страница споткнувшись, он наконец добирается до расщелины. Через мгновение до них доносится звук льющейся воды.

— Патрик? — говорит отец.

— Чего?

Пабло жадно делает глоток из коричневого кувшина, морщится и вздрагивает.

— Ты хочешь мне помочь?

— Ну конечно. А как?

— Сделай то, о чем я столько раз тебя просил. Найди Нила.

Пабло вытирает рот ладонью и передает пойло Патрику. Большой двухцветный кувшин заляпан гуано. Из широкого горлышка ему в нос ударяет запах протухшей картошки. Патрика тошнит. Его словно пригибают к земле бесконечные снега Республики. Вокруг них смыкается могильная темнота, она застит взор, и уже невозможно отличить мертвых от живых. Ребенок, рожденный Они живут среди нас. Это наши соседи, матери, возлюбленные. Они меняются. Клэр Форрестер внезапно осознает, насколько она не похожа на других людей, когда к ней в дом врываются агенты правительства 24 страница с осиным гнездом вместо сердца, с глазами, засыпанными пылью, — сейчас его положат в ящик и сбросят в пропасть.

Призвав на помощь все свои актерские способности, Патрик с подчеркнутым спокойствием спрашивает, не угостят ли его сигареткой.

— Не знаю, чувак, — отвечает Пабло, нащупывая в кармане пачку. — Осталось совсем мало.

Но сигарету все-таки дает.

Патрик прикуривает от пламени очага, сжимает сигарету губами, втягивает воздух, чтобы она разгорелась поярче. Нельзя глубоко затягиваться, иначе он закашляется.

Они с отцом переглядываются, тот кивает и двумя горстями зачерпывает с пола черный песок.

— Эй, а не хочешь ли отведать? — С этими словами он швыряет песок в лицо удивленному Пабло Они живут среди нас. Это наши соседи, матери, возлюбленные. Они меняются. Клэр Форрестер внезапно осознает, насколько она не похожа на других людей, когда к ней в дом врываются агенты правительства 24 страница.

Мексиканец закрывает глаза руками, а Патрик, одной рукой сжимая кувшин, перепрыгивает через камни и бросается к автомату.

Отец ползет к Пабло. Но не успевает. Тот лихорадочно нащупывает копье и бьет им Кита Гэмбла в лицо, в шею, в грудь. Раз за разом. Отец, который еще несколько мгновений назад казался призраком, видением, истекает кровью и истошно кричит. В свои последние минуты он становится ужасающе живым.

Но Патрик уже не может остановиться, он слышит приближающиеся шаги и едва успевает вздернуть оружие на плечо. Остин яростно оскалился, его десны уже кровоточат. Он весь дергается, словно под действием яда, так на него действует Они живут среди нас. Это наши соседи, матери, возлюбленные. Они меняются. Клэр Форрестер внезапно осознает, насколько она не похожа на других людей, когда к ней в дом врываются агенты правительства 24 страница трансформация. Руки раскинуты в стороны в подобии объятия, смертельного объятия, которое раскрошит ребра, раздавит розовые мешочки легких.

Если бы автомат стоял на предохранителе, Патрику бы пришел конец. Однако Остин уже давно не следует уставу. Щелкает курок, оружие дергается, из ствола вылетает оранжевое пламя. Ликан успел подобраться совсем близко, но выстрелом его отбрасывает назад. Пещеру сотрясает громовой раскат, который сменяется громким шелестом. Патрик сперва думает, что это кровь шумит у него в ушах.

Но это летучие мыши.

Выстрел вспугнул их, животные носятся по пещере, хлопая крыльями. Их пронзительные голоса напоминают скрежет гвоздя, царапающего по грифельной доске. Черные тени Они живут среди нас. Это наши соседи, матери, возлюбленные. Они меняются. Клэр Форрестер внезапно осознает, насколько она не похожа на других людей, когда к ней в дом врываются агенты правительства 24 страница повсюду, Патрику приходится отбиваться от них. Они врезаются в него, царапаются крошечными коготками. Пригнув голову, он бежит вперед и в панике едва не выпускает кувшин из рук. Стреляет по мышам из автомата. Надо добраться до моста, но ничего не видно, все затянула черная круговерть из крыльев. К тому же пол в пещере неровный, где-то разложены постели из шкур, где-то валяются кости и камни. Позади раздаются крики. Наверное, за ним уже гонятся. И уже не люди.

Патрик чуть не падает в пропасть. По обе стороны моста в камень вбиты железные штыри, именно на них (и на двух Они живут среди нас. Это наши соседи, матери, возлюбленные. Они меняются. Клэр Форрестер внезапно осознает, насколько она не похожа на других людей, когда к ней в дом врываются агенты правительства 24 страница таких же на другом конце) и держится вся конструкция. Патрик врезался в штырь и словно получил удар в живот. Поэтому едва не свалился. Он забирается на мост и, стараясь не обращать внимания на боль в плече, размахивается и изо всех сил бросает кувшин на деревянный настил. Осколки летят во все стороны, самогон разливается.

Каким-то чудом ему удалось не выпустить изо рта сигарету. Патрик отступает к середине качающегося моста и бросает окурок. Повсюду — наверху, внизу, по бокам — мельтешат летучие мыши. Гэмбл горячо молится про себя: только бы занялось, только бы вспыхнуло. И пламя вспыхивает, взмывает вверх огромным голубым языком Они живут среди нас. Это наши соседи, матери, возлюбленные. Они меняются. Клэр Форрестер внезапно осознает, насколько она не похожа на других людей, когда к ней в дом врываются агенты правительства 24 страница. От жара он пятится. Мыши визжат от ужаса и разлетаются подальше, многие загораются на лету, мгновенно превращаются в пепел.

Уже на той стороне Патрик оборачивается. Дерево и веревки горят вовсю, дальний край моста превратился в огненную завесу. Сквозь нее прорывается ликан. Остин. Одной рукой он держится за кровоточащую простреленную грудь, а другой цепляется за горящие веревочные перила. Боли он как будто не чувствует. Огонь уже охватил его ноги и тело, но ярость или адреналин заглушают все чувства. Остин упорно идет вперед, пока Патрик не выпускает в него еще одну очередь. Тогда ликан падает и вместе с остатками горящего моста летит в пропасть Они живут среди нас. Это наши соседи, матери, возлюбленные. Они меняются. Клэр Форрестер внезапно осознает, насколько она не похожа на других людей, когда к ней в дом врываются агенты правительства 24 страница, пылая, словно комета. Освещенное пламенем ущелье оказывается страшно глубоким.

Вечером перед центральным зданием университета горит куча собачьих трупов. Их привезли трое мужчин в пикапе без номеров, на голове у них были белые наволочки. Полили собак бензином, бросили спичку и убежали.

Из окна прачечной Клэр наблюдает, как вокруг обугленной кучи собираются уборщики. Прачечная располагается на первом этаже. Два окна. Мокрый и скользкий кафельный пол. Вдоль стен выстроилось шесть стиральных машин. На улице в темноте падают прозрачные белые снежинки, похожие на обрывки рисовой бумаги.

У Клэр в ушах наушники, она слушает Национальное радио. Рассказывают о том, как демонстрации ликанов повлияют Они живут среди нас. Это наши соседи, матери, возлюбленные. Они меняются. Клэр Форрестер внезапно осознает, насколько она не похожа на других людей, когда к ней в дом врываются агенты правительства 24 страница на завтрашние президентские выборы. Политолог Даррелл Уэст утверждает, что ожидается рекордная явка и все массово проголосуют за Чейза Уильямса.

— Он победит. Да, думаю, победит. И полагаю, обеим сторонам нужно быть готовым к потенциальным последствиям этого события. Некоторых ликанов избрание Уильямса, видимо, подтолкнет на путь агрессии, а кое-кто из неликанов, возможно, сочтет, что отныне им разрешается… разрешается… ну, скажем так, свободно проявлять свои дурные качества.

Клэр не понимает, почему люди, и зараженные, и незараженные, так склонны к насилию. В природе так ведет себя только вирус: бросается на все подряд без разбора. Именно насилие стало доминирующим признаком человека. Все на свете Они живут среди нас. Это наши соседи, матери, возлюбленные. Они меняются. Клэр Форрестер внезапно осознает, насколько она не похожа на других людей, когда к ней в дом врываются агенты правительства 24 страница сводится к этому: кто кому сильнее наподдаст.

Она стала такой циничной, это мерзко. Но за два дня, прошедшие с момента получения того конверта с пальцами, у Клэр время от времени вдруг темнеет перед глазами. Мир становится непроницаемо черным, страшнее, чем для слепца. Все выглядит мрачным и зловещим, будто та часть планеты, где она находится, повернулась прочь от солнца, да так и застыла в таком положении. Если бы не Мэтью, Клэр, наверное, сошла бы с ума.

Он никуда не отпускает ее одну. Девушка согласилась с его требованиями: с одной стороны, неохотно, а с другой — с облегчением. Для Они живут среди нас. Это наши соседи, матери, возлюбленные. Они меняются. Клэр Форрестер внезапно осознает, насколько она не похожа на других людей, когда к ней в дом врываются агенты правительства 24 страница нее его забота — словно бы хлеб для умирающего от голода. Мэтью нужен еще один день, чтобы уладить все свои дела. Завтра утром они уедут. И вот сейчас Клэр стирает свое и его белье в прачечной. Еще только полшестого, а за окном уже темно. Теперь так рано темнеет. Как же ей не хватает солнца. Неожиданно для самой себя Клэр улыбается, глядя на лежащую вперемешку в машине одежду: его и ее вещи, вместе, а сверху — емкость с порошком.

Крышка захлопывается, и тут вдруг в окне мелькает чья-то тень. Клэр успела заметить ее только краешком глаза, но теперь в ужасе зажимает рот рукой.

Медленно Они живут среди нас. Это наши соседи, матери, возлюбленные. Они меняются. Клэр Форрестер внезапно осознает, насколько она не похожа на других людей, когда к ней в дом врываются агенты правительства 24 страница-медленно девушка подходит к окну. Позади с гудением и бульканьем оживает стиральная машина. Вот он: стоит, повернувшись спиной, в каких-то десяти шагах, а сверху падают редкие снежинки. Его высвечивает желтый луч фонаря. Мужчина наблюдает, как уборщики лопатами закидывают обгоревшие собачьи трупы в черные мешки.

Это он. Высокий Человек. Совершенно точно. Нашел ее, все-таки нашел. Зачем? Что он хочет от нее? Перед мысленным взором девушки возникает другой его образ: вот точно так же он стоит, в черном пальто, заметенный снегом, с обнаженной ярко-розовой головой. Больше года назад он внезапно материализовался из мрака ночи, той самой Они живут среди нас. Это наши соседи, матери, возлюбленные. Они меняются. Клэр Форрестер внезапно осознает, насколько она не похожа на других людей, когда к ней в дом врываются агенты правительства 24 страница страшной ночи, когда погибли ее родители.

Мужчина застыл, он так же неподвижен, как и стоящий рядом фонарный столб. Вот сейчас обернется и увидит в окне Клэр. Достанет из кармана пистолет, и из него, оставляя за собой золотые нити, полетят пули.

Но нет. Высокий Человек не оборачивается. Он нагибается, зачерпывает пригоршню снега и лепит снежок. Подносит его к губам и откусывает кусочек, будто это яблоко. Потом поворачивается и идет в сторону центрального здания.

Только тут Клэр облегченно переводит дыхание. Может, он все-таки явился не по ее душу, а пришел за всеми сразу, будто тень в черном плаще с капюшоном Они живут среди нас. Это наши соседи, матери, возлюбленные. Они меняются. Клэр Форрестер внезапно осознает, насколько она не похожа на других людей, когда к ней в дом врываются агенты правительства 24 страница и с косой? Но все равно нужно бежать.

Клэр пятится к стиральной машине и облокачивается о ходящую ходуном крышку. Эти дрожь, гудение, тихий шепот поднимаются по руке все выше и выше, проходят прямо сквозь нее. Шепот умирающих от пуль родителей; шепот искалеченной Мириам, прижимающей к себе изуродованную руку; шепот Джереми, который расхаживает по камере в ожидании казни; шепот всех тех, кто собрался тогда перед центральным зданием и смотрел в камеры журналистов, бросал вызов правительству, попирающему их права. Этот шепот велит ей догнать Высокого Человека, вонзить ему нож в спину. Зарезать его и освежевать.

Но он в два раза выше Клэр Они живут среди нас. Это наши соседи, матери, возлюбленные. Они меняются. Клэр Форрестер внезапно осознает, насколько она не похожа на других людей, когда к ней в дом врываются агенты правительства 24 страница и прячет под пальто кобуру.

Но нельзя же просто так сидеть здесь и прятаться. Голос в голове у Клэр кричит «нет!», но сейчас она готова наплевать на здравый смысл. Нужно узнать, зачем он явился и чего хочет. Если Высокий Человек пришел за ней, то она хотя бы точно это выяснит. Знание дает силу. Лучше знать все наверняка, чем трусливо прятаться в своей комнате.

Девушка выходит на улицу, бросив белье в прачечной. Снаружи очень холодно. Вернуться и захватить куртку? Но подниматься на второй этаж времени нет. И Клэр торопливо шагает вперед, надвинув на глаза капюшон, чтобы не выдать себя, а Они живут среди нас. Это наши соседи, матери, возлюбленные. Они меняются. Клэр Форрестер внезапно осознает, насколько она не похожа на других людей, когда к ней в дом врываются агенты правительства 24 страница заодно и хоть немного согреться. На ней кроссовки, спортивные штаны и худи. Она идет, низко опустив голову, но внимательно следит за Высоким Человеком. Вот сейчас он почувствует ее взгляд и обернется. Покажет пальцем, выкрикнет приказ, и со всех сторон на нее выскочат люди в черных бронежилетах.

Звезд на небе нет. Его затянули черные тучи. Из них будто вот-вот посыплется сажа. Вокруг спешат на ужин студенты. Почему они не замечают Высокого Человека, не оборачиваются, не узнают в нем врага? Но ведь человек в строгом костюме здесь, в университетском кампусе, — почти невидимка. Либо преподаватель, либо кто-то из Они живут среди нас. Это наши соседи, матери, возлюбленные. Они меняются. Клэр Форрестер внезапно осознает, насколько она не похожа на других людей, когда к ней в дом врываются агенты правительства 24 страница администрации — словом, ничего особенного.

Вроде бы он что-то насвистывает. С каждым шагом Клэр все больше жалеет, что вышла из прачечной. Она словно очутилась под водой, в темной реке. А течение утаскивает ее все глубже, прижимает к илистому дну, отсюда уже не выбраться, здесь она и умрет. Что ей делать? Безоружной девчонке в спортивных штанах?

На холме возвышается ветряной генератор. Вот его красный огонек мигает в заснеженном небе. Во время экскурсии в первые дни учебы им рассказывали, что он дает колледжу шесть миллионов киловатт энергии, почти треть всего, что кампус потребляет за год. Клэр один раз поднималась туда, просто Они живут среди нас. Это наши соседи, матери, возлюбленные. Они меняются. Клэр Форрестер внезапно осознает, насколько она не похожа на других людей, когда к ней в дом врываются агенты правительства 24 страница гуляла. Там слышно, как гудит в проводах электричество.

Высокий Человек резко сворачивает направо, на дорожку, ведущую к зданию администрации. Клэр замедляет шаг. Скиншир-Холл — прямоугольное строение из известняка, внутри есть ротонда со стеклянным куполом. Мужчина поднимается по лестнице, перешагивая через две ступеньки, и открывает тяжелую дубовую дверь, подняв небольшой буран.

После того как дверь со стуком захлопывается, Клэр тоже подходит к лестнице. Сейчас она стоит там, где всего мгновение назад стоял Высокий Человек. На снегу остались следы. Они больше ее собственных дюймов на пять. Что дальше? Клэр в нерешительности медлит, и тут в соседнем окне появляется чья-то тень.

Девушка оглядывается Они живут среди нас. Это наши соседи, матери, возлюбленные. Они меняются. Клэр Форрестер внезапно осознает, насколько она не похожа на других людей, когда к ней в дом врываются агенты правительства 24 страница по сторонам: вокруг ни души. Тогда она, стараясь не обращать внимания на снег, кусающий лодыжки, перелезает через живую изгородь и подкрадывается к сияющему оранжевым светом окну. Она едва дотягивается до подоконника.

В щель между толстыми красными занавесками виден высокий книжный шкаф, заставленный томами в солидных кожаных переплетах. На полках стоят разные безделушки: старинный игрушечный паровоз, блестящие латунные часы, лупа с отполированной костяной рукояткой. И тут вдруг в окне появляется чье-то лицо. Клэр едва сдерживает крик.

Это Фрэнсис. Тот блондин из ее группы. Девушка хочет кинуться наутек, но внезапно понимает: он же ее не видит, из-за яркого света оконное Они живут среди нас. Это наши соседи, матери, возлюбленные. Они меняются. Клэр Форрестер внезапно осознает, насколько она не похожа на других людей, когда к ней в дом врываются агенты правительства 24 страница стекло превратилось в зеркало. Парень вглядывается в собственное отражение, наклоняется поближе и принимается выдавливать прыщ на подбородке. Клэр замирает. Наконец гнойник прорывает, Фрэнсис с довольным видом стирает с подбородка кровь.

А потом поворачивается. Наверное, услышал что-то. Может, стук в дверь. Он отходит от окна. Теперь Клэр видно всю комнату: в дальнем конце стоит большой деревянный письменный стол. За ним кто-то сидит. Это же декан одного из факультетов. Низенький седой человечек, вечно расхаживает в коричневом костюме: пиджак болтается, а штаны, наоборот, некрасиво обтягивают лодыжки. Декан встает и протягивает ладонь.

Появляется Высокий Человек. Они не столько жмут Они живут среди нас. Это наши соседи, матери, возлюбленные. Они меняются. Клэр Форрестер внезапно осознает, насколько она не похожа на других людей, когда к ней в дом врываются агенты правительства 24 страница друг другу руки, сколько яростно трясут их. Наконец декан убирает свою в карман. Начинается разговор. Ничего толком не слышно, но, судя по выражению лица обоих собеседников, разговор неприятный. Декан будто весь съежился.

Мимо окна снова проходит Фрэнсис. Он ковыряет злосчастный прыщ и разговаривает по телефону. Клэр даже не особенно удивлена: этот парень всегда казался ей какой-то зловещей тенью, ненастоящим человеком. Доносчик. Некоторые обрывки его слов доносятся до нее: «неизбежно», «закрыть колледж».

Услышав это, Клэр торопливо отходит от окна. На полпути к общежитию на глаза ей снова попадается ветряк. Даже отсюда слышны его приглушенное гудение и шелест лопастей. Тревожно мигает красный Они живут среди нас. Это наши соседи, матери, возлюбленные. Они меняются. Клэр Форрестер внезапно осознает, насколько она не похожа на других людей, когда к ней в дом врываются агенты правительства 24 страница огонек.

Глава 51

Казнь назначена на восемь вечера, в это же самое время закроются избирательные участки.

Комиссия трибунала совещалась меньше часа и вынесла предварительное решение — смертный приговор. Резкая отповедь обвиняемого только укрепила членов трибунала в этом решении. На суде Джереми Сейбер вопросил, кто же в действительности настоящее чудовище, и призвал ликанов восстать и сокрушить американскую военную машину. У судьи была возможность заменить казнь пожизненным заключением без права досрочного освобождения, но он ею не воспользовался. Приговор был оглашен. И вот сегодня, этим ясным ледяным ноябрьским вечером, его приведут в исполнение. Ни обжалованию, ни отсрочке он не подлежит.

После суда Сейбера Они живут среди нас. Это наши соседи, матери, возлюбленные. Они меняются. Клэр Форрестер внезапно осознает, насколько она не похожа на других людей, когда к ней в дом врываются агенты правительства 24 страница перевели в тюрьму для особо опасных преступников, которая располагается в тридцати милях от Денвера. Кирпичное здание с белой крышей, огромная территория, залитая асфальтом, вокруг — поросшие бурой травой равнины.

— Сейбер получит то, что заслужил, — утром в день выборов объявил действующий президент. — Около года назад он сам выбрал себе судьбу. Но скоро с террористом будет покончено, и страна сможет спокойно жить дальше.

Почти сразу после объявления о предстоящей казни возле тюрьмы стали собираться люди. Сначала несколько десятков. Потом сотня, несколько сотен. Каждую минуту подъезжали все новые машины. На стоянке вскоре закончились места, и автомобили стали парковать прямо вдоль дороги Они живут среди нас. Это наши соседи, матери, возлюбленные. Они меняются. Клэр Форрестер внезапно осознает, насколько она не похожа на других людей, когда к ней в дом врываются агенты правительства 24 страница, которая ответвлялась от шоссе номер шестьдесят семь. На некоторых из собравшихся были худи с эмблемой колледжа Уильяма Арчера, кое-кто нес плакаты «Сопротивление» и «Лучше смерть, чем жизнь в наркотическом дурмане».

К обеду между оппозиционерами и тюрьмой выстроились шеренгой охранники в полном обмундировании: черные бронежилеты, защитные очки, шлемы, на поясе — пистолеты. На груди у каждого висел автомат. К вечеру подтянулись многочисленные полицейские машины с включенными мигалками. Они проехали прямо сквозь толпу и образовали возле здания заслон. Собравшимся через громкоговоритель приказали разойтись. Но никто не ушел.

Дата добавления: 2015-09-29; просмотров: 2 | Нарушение авторских прав


documentacmylkr.html
documentacmysuz.html
documentacmzafh.html
documentacmzhpp.html
documentacmzozx.html
Документ Они живут среди нас. Это наши соседи, матери, возлюбленные. Они меняются. Клэр Форрестер внезапно осознает, насколько она не похожа на других людей, когда к ней в дом врываются агенты правительства 24 страница